И ЕСЛИ БЫ НЕ ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА,
ТО ШЛА БЫ ЧЕРЕЗ ЯБЛОНОВКУ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА В КОЛТУШИ...

Последним владельцем мызы Колтуши был Сергей Аркадьевич Де-Карьер, барон и гофмейстер Высочайшего Двора.
Сергей Аркадьевич активно занимался хозяйством. Его не устраивала инфраструктура его владений, а посему вдохновлённый примером соседа – барона П.Л. Корфа – «отца» Ириновской узкоколейки, он в 1908 году решил построить частную железную дорогу. Линия длиной 14 верст, не узкоколейная, а «нормальной колейности», должна была начинаться от Комаровского переулка на Малой Охте (сейчас на этом месте – Красногвардейская площадь). Здесь в то время проектировался «конечный пункт городского трамвая», так что пассажиры трамвая могли бы сразу пересесть на поезд.

Далее, согласно «Пояснительной записке», дорога «отправится по Новочеркасскому проспекту, Суворовской улице, Малому проспекту, Новой, Мариинской и Уткинской улицам и Безымянному переулку до речки Оккервиль, через которую будет сооружен деревянный мост, засим по Яблоновской дороге до земель Императорского человеколюбивого общества. Далее пройдет по границе земель Общества, уклонится вправо и, срезав угол, переходит на землю Салтыковской богадельни имени светлейшей княгини Салтыковой, после чего, обогнув парк, прорежет имение по самой его середине, переходя далее на земли крестьян деревни Яблоновка и вновь пройдёт по землям Императорского человеколюбивого общества, по владениям крестьян деревень Новая и Сергиева до границы Шлиссельбургского уезда, вступив затем во владения г. Де-Карьер, и направится к конечному своему пункту – подошве Колтушской возвышенности, на которой расположены село Колтуши и деревни Янино и Старая. На всём протяжении 14 вёрст пути предположено построить три станции: начало дороги – Малая Охта, при пересечениии соединительной линии между Николаевской и Финляндской железными дорогами – Яблоновка и в конечном пункте Колтуши.

Две полустанции – против мызы Косая Гора и близ деревни Новая, три платформы – у моста через реку Оккервиль, около Салтыковского парка и на 9-й версте. При станции Яблоновка, на берегу Охты, будет сооружена пристань и товарная станция.
Малоохтинско-Колтушская ветка будет обслуживать густонаселённый район в 160 квадратных верст, в который войдут Большая и Малая Охты (35 тыс. чел.), часть Полюстровского участка (10 тыс. чел.), Полюстровская волость Петербургского уезда (1,7 тыс. чел.), Колтушская и части Рябовской волости (4 тыс. чел.). …Единственным путём сообщения с Санкт-Петербургом в настоящее время для большинства населения Колтушской волости является земское шоссе от Колтушей до Большой Охты, через Пороховые, длиной в 16 вёрст, что, не говоря уже про страдную пору, время обработки земель и уборки хлебов и посевов, представляется для населения крайне убыточным способом сообщения, уменьшая получаемые крестьянами цены за продукты на рынках Большой Охты…»

Последний абзац «Пояснительной записки» должен был растопить сердца членов Совета Императорского человеколюбивого общества. Этой организации была адресована и вся «Пояснительная записка» – шесть листов подробнейшего описания пользы, которую принесёт железная дорога людям, особенно бедным. Дело в том, что именно Общество было единственным владельцем земли, который отказал Де-Карьеру и не собирался ничего выделять под строительство дороги.

Надо полагать, Сергей Аркадьевич не ожидал такого упорного сопротивления, когда 11 августа 1908 года писал губернатору Санкт-Петербурга А.Д. Зиновьеву: «Желая построить железную дорогу для перевозки стройматериалов и грузов из принадлежащего мне в Шлиссельбургском уезде имения Колтуши на Малую Охту, прошу Ваше Превосходительство разрешить произвести необходимые изыскания. Со стороны владельцев земель, чрез которые должна пройти дорога, препятствия не встречаются.»

Но увы. Императорское человеколюбивое общество, владевшее имением «Уткина дача», не желало пойти навстречу барону и гофмейстеру. Не подействовали на Совет Общества сведения о том, что не только «охтинские обыватели и крестьяне деревень Новой, Сергиево, Большой и Малой Яблоновки», но и чрезвычайное уездное земское собрание Петербургского уезда, и два правительственных Департамента – Лесной и Государственных земельных имуществ – всецело поддерживают строительство железной дороги, а попечитель Салтыковской богадельни князь Д.Н. Долгоруков отдал землю в аренду на 60 лет.

Губернатор Санкт-Петербурга был вынужден обратиться с письмом к министру иностранных дел – П.А. Столыпину. Описав позицию Императорского человеколюбивого общества, А.Д.Зиновьев продолжал: «В виду вышеизложенного и на основании ст. 26 и 27 «Положения о подъездных путях к железным дорогам», я просил помощника главного попечителя Общества в указанный в законе срок доставить отзыв о мотивах, которые послужили Совету Общества для отказа гофмейстеру Де-Карьеру в его ходатайстве об уступке земли из Уткинского имения Общества под упомянутую железную дорогу.»

Наконец Общество сообщило губернатору о мотивах отказа: ходатайство об уступке земли было «отклонено в виду невыгодности для Общества предлагаемых г. Де-Карьером условий, причём признано нецелесообразным производить отдачу в аренду под дорогу каких-либо участков из имения впредь до предстоящего отчуждения земель под проложение соединительной ветви Финляндской железной дороги, когда в достаточной степени определится местная оценка подлежащих отчуждению земель.»

То есть Общество повело себя, как гоголевская Коробочка, – мол, цены на землю ещё не определены, так мы подождём, пока определятся, а то как бы не продешевить… Тем не менее Губернатор Санкт-Петербурга при одобрении Министерства внутренних дел поручил Особому Присутствию рассмотреть ситуацию и принять решение. Присутствие «признало необходимым принудительное отчуждение потребного количества земли из имения Общества». И Общество начало тянуть время. Поскольку это была чрезвычайно влиятельная организация, которая на деле помогала десяткам тысяч бедных, больных, убогих и бездомных и пользовалась покровительством членов царской семьи, начало процедуры отчуждения земель Уткинского имения всё откладывалось и откладывалось.

А потом началась Первая мировая война. Сергей Аркадьевич Де-Карьер не успел построить Малоохтинско-Колтушскую железную дорогу. От неё остались только планы. И железнодорожная станция «Колтуши» появилась лишь в советское время, но далековато от известного всем посёлка.

Источник: газета «Всеволожские вести»






Метки:
Яблоновка, Малая Яблоновка, деревня Яблоновка, Оккервиль, река Оккервиль, Яблоновка Санкт-Петербург

«Если Вы когда-то были
Здесь, у нас, на Оккервиле,
Пусть, каким бы ветром
Вас ни занесло,
Значит, Вам уже не надо
Брать билет, лететь куда-то,
Лучше места нет –
Вам просто повезло...»





Книги  по физике
Музей открытки 20 века
Коты-рисунок, графика, живопись
Яндекс.Метрика

© 2014 «Малая Яблоновка на берегу реки Оккервиль»