ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СТАРОГО ОХТЯНИНА


Малая Охта 1920-х - это несколько каменных зданий … в основном же - это 1-2х этажные деревянные дома. Повсюду - плодовые сады, палисаднички и огороды, сараи и заборы.

Это две основные магистрали: Новочеркасский и Малоохтенский проспекты, и около десятка улочек, спускающихся от Новочеркасского - к Неве: Оградная, Тонова, Мариинская, Молчаливая, Сборная, Весенняя, Глухая, Пустая, Суворовская. Большая часть их растворилась в современной застройке, однако старожилы и по сей день говорят "школа на Весенней" и "булочная на Глухой" (ныне - ул. Помяловского).

Гордостью охтян был собственный величественный парадный въезд. Еще мальчишкой, проходя пешком этот огромный, так непохожий на остальные питерские мосты Охтенский мост, я, как и многие, тянулся при сходе с него к левой стороне. Там, внизу, всегда, в любую погоду стоял возле старого мощного дерева, окруженного какими-то тумбами, красноармеец с ружьем. Как объясняли взрослые, это был "Дуб Петра Великого", а тумбы - вкопанные стволы шведских орудий, захваченные солдатами Петра 1-го при штурме крепости Ниеншанц.

Направо за Мореходкой начинался тихий и запущенный Новочеркасский проспект. Это позднее, уже в 1960-е годы он сделался центральной малоохтенской магистралью. В 1920-е же годы это была грязная, плохо вымощенная дорога, вдоль которой тянулись казавшиеся огромными, красного кирпича казармы 35-го стрелкового Новочеркасского полка. Транспорта тут не было, и народ шел по дощатому, вечно поврежденному тротуару к трамваю, кольцо которого было на той стороне Комаровского моста.

Событием для Малой Охты стало открытие 16-го трамвайного маршрута. Он довозил охтян до Мариинской улицы. Там проспект упирался в территорию Малоохтенского кладбища, огибал его извилистой дугой и далее превращался в обыкновенную грунтовую дорогу. Трамвайного кольца в точном смысле слова на Новочеркасском не было. Был трамвайный тупик. Моторный вагон, имевший две кабины вагоновожатого спереди сзади - перецепляли, как это делают с локомотивом, и он тащил прицепной вагон обратно по однорельсовому пути, предварительно получив от встречного маршрутную палочку.

За нынешним Заневским проспектом Малая Охта плавно переходила в настоящее крестьянское хозяйство - с избами, полями, коровами: отсюда приходили торговать на Мариинскую охтенские молочницы.


Но прежде всего Малая Охта - это Нева.
Обращенная "парадными" фасадами на Малоохтенский проспект, Малая Охта всем своим существом была обращена к Неве - кормилице, труженице, которая всегда была наполнена жизнью. Множество бойких буксиров растаскивали по сторонам бесчисленные плоты-"гонки" из бревен, баржи с лесом, баржи с песком, который затем молодые мужики (их звали "каталы") растаскивали тачками по сходням на берег, образуя высокие горы песка, на радость ребятишкам. Нева - это весенняя путина: знаменитая корюшка, а также окунь, плотва, лещ.угорь и пр. Ловили рыбу и артелями, и самостоятельно: взрослые и дети.

На месте съезда к Неве, что у Перевозного переулка, у берега стоял плот с яликами (шлюпками); артель перевозчиков занималась перевозом всех желающих "на ту сторону" за 5 копеек. Лодки делали мастера здесь же, неподалеку. С годами на месте плотов появлялись добротные пристани, на смену яликам пришли пароходы, а затем - дизельные "трамвайчики", которые и занимались перевозом с Малой Охты на Калашниковскую (Синопскую) набережную.

Живущие на Неве имели лодки, которые чалились у мостков или плотов возле берега, на мелком месте. Тут всегда резвились ребята, рано и самостоятельно познающие речное дело. Вечером, после трудового дня, на залитом солнцем берегу отдыхают, "забивая козла", взрослые. Вдруг слышится: "Бревна-а!" Кончается домино, мужики бегут за веслами - и в лодки. Это проходивший буксир "растерял" несколько плотов, и вот ставшие бесхозными бревна уже тащат к своему берегу лодочники. Характерно, что лодки оказываются хорошо экипированы: тут, как правило, и багор, и чалки, и весла. Бревна же сперва "отлежатся" на берегу, а потом уже их в более спокойной обстановке пилят и используют.

За оживленной торговой Мариинской улицей была еще Тенева, а за ней - Оградная, за которой вставали деревья старинного Малоохтенского кладбища. Кладбище это тянулось примерно до нынешнего Новочеркаского проспекта, в основном его территория оказалась занятой стадионом "Дружба".

Вход на кладбище был рядом с церковью. Между церковью и кладбищенской оградой - слева от храма - находилась могила Помяловского. Оградная улица некоторое время носила его имя, и лишь после того, как она перестала существовать, это название перешло на Глухую улицу. Сам же Помяловский жил и умер в 1910 году в деревянном доме на углу Малоохтенского и Молчаливой.


Источник: Автор Георгий Васильев, "Воспоминания старого охтянина"





Метки:
Охта, Малая Охта, Яблоновка, Малая Яблоновка, Охта, деревня Яблоновка, Оккервиль, река Оккервиль, Яблоновка Санкт-Петербург

«Если Вы когда-то были
Здесь, у нас, на Оккервиле,
Пусть, каким бы ветром
Вас ни занесло,
Значит, Вам уже не надо
Брать билет, лететь куда-то,
Лучше места нет –
Вам просто повезло...»





Библиотека по физике
Музей открытки 20 века
Коты-рисунок, графика, живопись
Яндекс.Метрика

© 2014 «Малая Яблоновка на берегу реки Оккервиль»